«Cult coffee». Душевная кофейня в маленьком городе

Опубликовано vasilissa - чт, 26.08.2021 - 18:45
хозяин

«Нужно быть чокнутым, чтобы открыть кофейню в помещении на 12 квадратов», – говорит Антон – хозяин кофейни «Cult coffee». 

Четыре года назад у них было небольшое помещение, два столика для гостей, хороший кофе и вера в себя. Сейчас – три зала и постоянные клиенты. 

Как открыть кафе в маленьком городе и влюбить в себя посетителей, узнали у Антона. 

Антон хозяин у стойки


– Американчик, да? – спрашивает Антон у подходящего к стойке пожилого мужчины.
– Да.
– А вы всегда американо заказываете? – спрашиваю его я.
– Люблю черную жизнь. Жить бы в Сочи на берегу Черного моря, ездить на черной волге и кушать черную икру. Номер 17 мне выпиши, – мужчина дает Антону старую накопительную карту и получает новую, 17 по счету. В каждой карте печатью отмечены 21 выпитый стаканчик кофе.

посетитель в кафе


На подоконниках кофейни лежат старинные чемоданы, много книг - их можно читать за чашкой кофе. На окнах - лампочки с теплым светом, повсюду развешаны милые открытки. В новом зале отреставрированный сервант, круглый деревянный стол и советские кресла. Радиола крутит пластинки – и зал наполняется звуками французской эстрады. Старинные часы каждый час отбивают время. 

– На вашей вывеске написано «Кофе вкуснее в маленькой кофейне». Почему? 

– Для меня на первом месте в кофейне должно быть качество кофе. В большом помещении изначально приходится вкладываться в интерьер, и часто кофе и дух остаются не в приоритете.

А дух это что?

– Кофейная философия, некая идея, мысль, подача. Обучение в нашей кофейне длится от двух до четырех недель. Люди, которые работают с кофе должны как минимум знать о нем что-то и стараться делать его качественным. Не просто – нажал на кнопку, что-то влил, что-то смешал – надо понимать, что делаешь. Ведь для качественного кофе важно учесть множество моментов: помол зерна, объем закладки и т.д. 

Сейчас наше зерно – купаж из пяти сортов арабики. Обжарщик – Испания. Если кто-то встречает это зерно в других кофейнях, говорит нам, что все равно вкус не тот. Как так? Почему? Я не пытаюсь кого-то переплюнуть. Стараюсь делать максимально хорошо. Возможно, в другом месте напиток даже лучше, но фишка в том, что вкус записался в подсознании человека. Он привык, ему хорошо, и для него он несет ценность. 

– Для меня это перекликается с интерьером в кафе. Здесь предметы, которые напоминают, например, бабушкино детство, в котором чаще всего нам было хорошо. Мы это чувство запомнили и теперь, когда встречаем такой интерьер, мысленно переносимся в то время. Почему ты выбрал такую обстановку? Это с ностальгией связано?

– Это связано с уютом. Для меня кофейня – это место, которое должно тебя обнять. Я не сторонник заведений в стиле лофт. На фотографии они красивые, но для меня – холодные, пустые, инстаграмные. 

 –  Интерьер в кафе  –  это твое видение или жены?

 –  Мое. Многие девушки этому удивляются, думают, что жена всё придумала. Я люблю ходить по заведениям и набираться идей. Могу с рулеткой прийти и померить стол, когда никто не видит.

– Ты не боялся, что при расширении потеряется эффект уютной кофейни?

Боялся. После первого расширения даже были такие высказывания от посетителей. Человеку в принципе свойственно отвергать изменения. Он привык и хочет, чтобы всё было так же. А потом он привыкает к новому варианту и ему классно. 

радиолакниги на подоконнике

Почему для тебя уют это старинный сервант, чемодан, радиола? У тебя какие-то особые воспоминания с этими предметами связаны?

Может быть, потому что я рожден в Советском Союзе. Мне нравятся эти вещи, они реально уютные, первозданные. Мне важно, чтобы дух прошлого жил, чтобы радиолы и часы работали. Для меня это настоящее, цельное, механическое. У них большая история. Мне интересно узнать, откуда эта вещь, как она жила, что с ней было.

Вот этому дивану, этим креслам лет под 30. Человек видит этот сервант – и как будто вернулся домой. Дом и семья – это самое ценное, теплое в жизни человека.

Как-то нам один парень сказал: «У вас так круто! Приходишь и знакомишься с людьми из разных сфер деятельности. Классно, что все могут спокойно общаться друг с другом».

Получается здесь своя культура, своя кофейная семья.

– Как к кому-то в гости пришел?

– Да. Посидели, поболтали, познакомились…

– Да, я тоже замечала, что здесь посетители здороваются друг с другом. Хочется разгадать этот феномен. ты специально так задумывал или так вышло уже в процессе?

– Само получилось. Ну вообще идея открытия кофейни у меня лет с 18. Любовь к кофе мне привили родители. Может, это пафосно звучит, но мне захотелось сделать для жителей этого города кофейню. Я хотел привнести сюда кофейную культуру. Показать, что в жизни важно останавливаться, давать себе немного времени. У нас же менталитет – работа, дом, кастрюли, огороды, всё. Десять минут уделить себе – это не про нас.

Долгое время в голове была такая мысль. Сам я родился и жил в Кобрине, поступил в Минск и больше десяти лет провел в столице. В Минске я часто ходил по кофейням, пробовал кофе, смотрел интерьер. Но там совсем другой подход к ведению дел. Это большой город, и там можно зарабатывать деньги просто «на потоке». В маленьком городе вообще сложно работать на потоке, его здесь просто нет. Люди думают, что через десять минут могут попить кофе дома и не за такие деньги.

Было такое, что минчане открывались в Кобрине и не понимали, что и как тут делать … 

С этими медленными людьми?

Да…Когда я приехал сюда из Минска, мне хотелось людей постоянно торопить. Они очень тяжело принимают решения. Я за это время мог принять десять решений, а они всё раздумывали. А почему, а зачем? Это так сложно было для меня.

– А чем ты занимался в Минске?

 – Учился в университете физкультуры, на отделении туризма и гостеприимства. Долгое время продавал интернет, был коммерческим агентом. Это дикая история моей жизни, я бегал по квартирам и уговаривал людей подключить интернет. Но именно в продажах я научился понимать людей. После универа открыл ИП по перевозкам. Это было прибыльно и интересно, потому что не надо было сидеть на одном месте, можно было смотреть разные города, по дороге пить кофе. Одно время даже жил в Сибири.

Всё это время я не терял надежду, что открою кофейню. Планомерно к этому шел. И шесть лет назад мы с женой купили кофепоинт в Бресте. Бывший хозяин открывал его по франшизе, но уже год он был закрыт. Для этого продали машину. Помню, как стояли с женой и думали, кто из нас первый будет варить кофе. Люди стоят в очереди, а нам страшно – капец.

кофеварениетемперовка

Мне тогда было 29 лет. То есть шел к мечте десять лет. В это время в Беларуси стал развиваться кофейный бизнес. Люди посчитали, сколько можно заработать, и рванули туда. Но я бы не советовал. Особенно, когда ты всё делаешь сам, из ничего. Это очень тяжело. Нужно быть 24 на 7 на связи. И понимать, что от тебя зависит итоговое качество продукта.

Мы сменили несколько точек в торговых центрах, но это всё было не то. Франшизы в Беларуси были заточены на то, чтобы выкачать деньги из человека. Мне хотелось идти по какой-то своей дорожке, чтобы понимать весь процесс от и до.

В Кобрине меня притягивал центр. Я гулял, присматривал место. Мне на глаза попался этот закуточек на улице Суворова. Здесь раньше была картинная галерея, наши Кобринские художники продавали свои картины. Потихоньку запустились. Одни клиенты называли нас тогда «карманной кофейней». Прикольное название, мне очень нравилось.

Узконаправленно – как кофейня – мы открылись первыми в городе. Особо не вкладывались в рекламу, себя не пиарили. Люди узнавали о нас по сарафанному радио.

Надо быть немножко чокнутым, чтобы открыть кофейню на 12- квадратных метрах. Вот ты варишь кофе, а вот сидят посетители, совсем уж семейная обстановка. К тому же там не было ни воды, ни канализации.

общий план

Откуда в тебе эта чокнутость взялась?

– Мама мне всегда говорила: «Если хочешь чего-то добиться, нужно рыть землю». А отец говорил что, если ты чем-то занимаешься, значит ты должен быть в этом профессионалом. Дядя еще мой говорит, что плохо – само получится, а вот хорошо – надо постараться сделать. 

Я так и считаю: если хочешь чего-то, то несмотря ни на что иди к цели. Не бывает неправильных или неуспешных идей. Делает ли человек кружки или штукатурит стены – неважно. Если делать хорошо и качественно – это заметят, и дело обречено на успех. Но перетерпеть всегда придется. Часто люди хотят всего, много и быстро. В этом проблема. Нужно понимать, что если за тобой нет спонсора, больших финансов, тебе кроме того, что пахать, ничего не остается. Многие начинают, но при первых же трудностях, бросают.

– А что тебе помогало держаться?

– Может, я человек такой. Родители мне говорят, что я не умею проигрывать. Я не верю в слова «ты не добьешься». У меня ничего не было. Грубо говоря, в дырявых носках ходил, но верил в себя и работал. нужно упереться и довериться жизни. нужно думать, что всё получится. Даже если сразу не получается.

Кто-то ищет возможности, а кто-то оправдания. Всё очень просто.

– Ты не боялся конкуренции, когда в городе стали открываться другие кофейни?

– Если людям понравится, они будут ходить к нам и никуда не уйдут. Я с этой идеей и жил. У меня нет цели зарабатывать больше, есть цели, как еще нам развиваться. Может, эти цели и принесут больше дохода, но суть не в этом. Суть в том, чтобы просто делать хорошо и привносить новое в свое дело без оглядки на время. Система, в которой мы живем, не идеальна. Но, если ты хочешь что-то доказывать, доказывай своим трудом. 

руки и пиала

В кафе приходит дедуля, с камерой на подставке, снимает весь интерьер, выпивает кофе и уходит. 

– А кто чаще всего приходит в кафе? Кто эти люди?

– У меня была задача, чтобы разные по возрасту и статусу люди чувствовали себя здесь уютно. Сюда приходят люди разного уровня достатка. Их ничего не смущает и не сковывает. Это очень правильно, мне кажется. Это же кофейня, так должно быть, нет разницы, приехал ты на велике, на мотоцикле или на дорогой машине.

– Замечала, что ты помнишь, что любит клиент...

– Людям нравится, когда ты о нем что-то знаешь, спрашиваешь, как у него дела, починил ли он машину. Цифровизация нас разъединила, но людям хочется живого общения и участия. Может, у них это скрыто, но, если их немножко расшевелить, они постепенно становятся мягче.

огоньки

На стене зала за спиной Антона большая надпись «Время для счастья сейчас. Место для счастья здесь».

Скажи, а как понять, что ты находишься на своем месте?

Наверное, когда есть положительная обратная реакция. Если есть отдача, значит всё правильно. Вот приходил недавно парень и сказал «вы крутой». Меня всегда это смущает, хоть вроде бы я не маленький. Когда ты делаешь что-то от души, обратная реакция тебе в душу летит. Хотя с людьми непросто работать. Не стоит принимать близко к сердцу какие-то их реакции. Всем нравится не будешь. Понравилось у нас классно. Не понравилось – ну что ж.

Все уезжают в большой город, чтобы найти работу. А ты сделал наоборот, приехал в маленький город и сам создал себе работу.

– Да. Еще и людям пытаюсь ее дать. Сейчас я, наконец, чуть-чуть вырос, и могу своих сотрудниц возить на тематические выставки и мероприятия. Я хочу им показать, что Кобрин – это не только дом-работа-дом-работа. Что есть интересные люди, есть возможности для развития, есть культура кофейная. 

Да, в большом городе есть выбор. Но с другой стороны, выбор чтобы постоянно менять одно место на другое? Но тогда ты не сможешь расти в своем деле в глубину. Сейчас мое место здесь, потому что здесь я что-то создал.

антон напротив надписи

– Здравствуйте, что вам? Капучино, мокачино, раф, классика? – Антон за стойкой спрашивает входящую в кафе девушку.  

 Антон работает быстро и четко, каждый этап приготовления доведен до автоматизма. Сам он сравнивает кофеварение с работой на заводе. «Вот твой станок и ты «дубасишь», – улыбается Антон.  

– В данный момент готовится раф, он варится на основе сливок и эспрессо. Они вместе взбиваются, – говорит он мне. – Некоторые думают, что я нажимаю кнопочку и кофемашина всё делает сама. Это не так. Всё делает бариста руками. Есть определенные технологии приготовления каждого напитка. Секретов очень много.

– Вот раф делают везде, а вкусный он только в «Cult coffee». Я везде попробовала. Не понимаю, в чем дело, в чем секрет, но вкусно только здесь, – говорит девушка.

Фото: Татьяны Шидловской-Вашкевич

Редактор: Дарья Каминская