Нехорошо человеку одному

Опубликовано vasilissa - чт, 28.05.2020 - 10:16

Женя шла по улице, а ее новые босоножки громко шлепали. Босоножки передала ее родная сестра из Германии. Сестра вышла замуж и переехала туда десять лет назад. Регулярно присылала Жене открытки к праздникам и кое-какие вещи. Сестра её любила.

Фирменные, с небольшим каблучком босоножки оказались Жене велики. Но сейчас у нее была такая ситуация, что выбирать не приходилось. Женя работала инженером, дочь училась на платном, и Женя подрабатывала мастером по маникюру на дому. Научилась обходиться малым. И обязательно каждый день искать поводы для радости. Так ее учила коллега. А коллегу учил журнал: «Жизнь – это позитив».
Вот и сегодня Женя решила не обращать внимание на босоножки, а сконцентрироваться на хорошем. Ей осталось заскочить к двум клиенткам. К Нине Ивановне, постоянной клиентке – сделать маникюр. И к еще одной, новой клиентке. Ее постоянный мастер заболел, а Женю ей порекомендовали.

Женя шла и загибала пальцы. Новая клиентка живет через дом от Нины Ивановны, поэтому не нужно платить за проезд. Это радость.
Она записалась на педикюр и маникюр, значит денег заплатит больше. Тоже радость.
По пути домой Женя зайдет в пекарню и купит себе свежее пирожное «картошка». Поощрение за сделанную работу. Радость.
И главное, она так решила еще с утра, как только она придет домой, тут же ляжет спать.

Нина Ивановна говорила без остановки. До пенсии она работала театральным критиком, всегда хорошо выглядела, даже дома делала себе прическу и всегда ухаживала за руками. Женя привычно открыла рюкзак, размотала шнур от настольной лампы, по инерции достала охапку баночек с лаком, но Нина Ивановна подала ей свой. Алый. Нина Ивановна говорила, что жизнь – это удивительное представление, что, как у любого спектакля, у нее есть режиссер. И что никогда нельзя отчаиваться. Женя ответила, что и не отчаивается, а наоборот научилась искать простые радости. И показала Нине Ивановне фото дочери со студ.весны. Она там пела и участвовала в сценке. Тоже радость. «Мужчину бы тебе», – сказала Нина Ивановна. И тут же добавила: «Голодная? У меня есть суп».
«Нет» – соврала Женя. – «И не забывайте, что лак как следует высыхает полчаса. Сидите смирно. До встречи!»

Новая клиентка поздоровалась сухо. Она была в халате, не отрывала голову от телефона и часто записывала голосовые сообщения по работе. Женя не заговаривала с ней. Она всегда безошибочно чувствовала, с кем из клиентов нужно говорить, а с кем нет. Женя тут же принялась за работу.
И после обработки нескольких ногтей, вдруг почувствовала, что засыпает. Что сил нет вообще. Женя ущипнула себя за руку, от резкого движения дернулась лампа, Женя задела кожу у ногтя клиентки. Та вскрикнула. Женя быстро стала обрабатывать рану. Клиентка отложила телефон и сказала, что такое не потерпит. Она не даст себя калечить, и вообще советует сменить Жене профессию. Чтобы не калечить других. У нее вообще-то через два часа важная встреча. И теперь ей придется переписывать свой планер, чтобы найти нового мастера и на нее успеть. Женя извинилась, собрала вещи в свой рюкзак и ушла.

Женя тоже решила переписать свой планер. Деньги она потеряла. Поощрительное пирожное «Картошка» отменялось.
Женя пошла пешком в сторону дома. На улице продавали розы. Женя остановилась, чтобы просто на них посмотреть. И неожиданно для самой себя полезла за кошельком.
Она шла с розой по парку и думала. Если все вокруг так просто, красиво и понятно, как небо, дерево, эта роза, если все это создал Бог, как могло выйти так, что про Женю Он забыл. О ее непутевой жизни. А еще о ее красоте.

Женя вышла замуж сразу после института. С Сергеем они сидели за одной партой, давали друг другу конспекты, жили в соседних комнатах общежития и ужинали вместе жареной картошкой с кефиром. В институте Женя всегда была своим пацаном. Носила хвостик и только штаны, чуть сутулилась, ходила в очках и, кажется, совсем не беспокоилась о том, как выглядит. Вот Женина старшая сестра Света была красавицей. Это признавали все. И сочувственно вздыхали над Женей, мол, в семье не без…Бог поделил не ровно, так бывает.

В детстве Женя просто жила и радовалась и никак свою некрасивость не ощущала. Но взрослея, стала замечать, что если они идут куда-то со Светой, все парни смотрят только на сестру и знакомятся только с ней. Света и сама смотрела на Женю с жалостью. Но говорила ей, что внешность в счастье не главное. А главное умение себя подавать. От этих слов Жене становилось только хуже. Тогда Света предлагала ее накрасить. Тонкие губы станут полнее, небольшие глаза – ярче. Женя наотрез отказывалась, она считала, что тогда она будет всем врать. Женя сказала себе, что замуж никогда не выйдет, это понятно. Поэтому будет хорошо учиться, поступит в институт, найдет хорошую работу. И будет как-то жить. Одна.

На выпускном Сергей пригласил Женю на танец. Просто она сидела с ним рядом, а Лену, которую Сергей любил весь курс, уже пригласил Олег.
Сергей сказал: «Жека, платье это ничего, тебе идет, и че ты все время в штанах ходишь?» Жене на секунду показалось, что, может быть, она все это придумала, или все ошибались, и она все-таки красива. Она улыбнулась и вдруг положила голову Сергею на плечо. Сергей увидел, как Лена заливисто смеется с Олегом и куда-то уходит. Оставил Женю, налил себе полную рюмку водки и залпом выпил. Женя подошла, села рядом. Сергей позвал ее покурить. А потом пошел провожать. Надел пиджак на ее худые плечи. Обнял. Они пошли в общежитие. Разошлись по комнатам. Женя зашла к нему, чтобы вернуть пиджак. И осталась.
***

Женин отец сказал сразу, свадьбу будем делать так, чтобы не было стыдно перед людьми. Дядя Борис поможет со столовой, тетя Галя продаст кабана. Все будет как у людей, и закуски, и водка, и музыканты.
Женя думала, как интересно поворачивается жизнь. У нее диплом. Она ждет ребенка. Скоро свадьба. А еще она никак не могла ответить себе, любит ли она Сергея, а он ее. После выпускного все как-то завертелось. Скорее даже наоборот, просто тихо пошло по удобной колее. Никто не тормознул, не остановился, чтобы подумать, правильно ли они поступают. А потом она узнала, что беременна. А потом…

Потом были длинные столы в заводской столовой, деревянный пол. Гости говорили молодоженам: «В семье главное друг другу уступать», «Муж голова, а жена это шея», «Пусть счастье этого дня продлится всю вашу жизнь!»

Дядя Борис сказал весело: «Ну, и детишек поскорее нарожайте! Чтобы карапузы по дому бегали!» Женя смутилась, машинально положила руку на свой уже слегка круглый живот. Жена дяди Бориса Катя тихонько толкнула его в бок, улыбнулась и сказала очень радостно: «И чтобы в этом же светлом зале мы отметили вашу золотую свадьбу!»

Жена понимала, что это такой особенный день, что она должна была быть счастливой. Есть муж, будет ребенок. В рабочем общежитии им дадут целый блок. Они купят стиральную машину, будут нормально жить. И все должно было быть хорошо. Но Жене было плохо.

Она вдруг почувствовала, как будто сейчас снимается в кино, что это просто такая роль, что скоро она снимет грим и пойдет домой. Но она ждала ребенка по-настоящему, на пальце правой руки давило золотое кольцо, а на столе стояло шампанское. Да, все слишком далеко зашло. Им было просто комфортно вместе.
А любовь…говорят, что настоящая любовь так сразу и не рождается. Любовь нужно ждать. Прожить вместе годы, родить детей, нести каждодневный быт и только тогда двое срастутся и станут одной плотью. Женя решила, что это станет ее целью. Она полюбит Сергея по-настоящему. Она взрастит любовь. Гости закричали «Горько» и Сергей ее поцеловал.

И через три года она действительно полюбила. Так, что не могла без него дышать. Дочь назвали Алисой. Появилось свое жилье. Женя проснулась утром, и поняла, что счастлива по-настоящему. И оказалось, что внешность действительно в счастье не главное.

В тот же вечер Сергей сказал ей, что уходит. Что он долго терпел, но больше так не может. Их брак был ошибкой, они не должны были так поступать. Жить без любви нельзя. И чтобы ее вырастить, внутри должно быть посеяно семечко. А без семечка не вырастит ничего. Только ветер будет гонять сухую землю. Женя хотела ему сказать, что нет, все не так. Ведь у нее получилось! «Я люблю другую. Это свое. И настоящее. Ты тоже встретишь своего», -–добавил Сергей и стал собирать вещи.

Сергей ушел к Лене. Они встретились в рабочей командировке год назад. Пошли пить кофе как бывшие одногруппники. Смеялись, вспоминали экзамены и преподавателей. «Как ты вообще, Лен? Муж, дети?» Лена ответила, что живет одна…

Сергей ушел. Дочь выросла и уехала учиться в другой город. А Женя так и жила одна, как говорила ее сестра Света, крутилась. Работа, дом, подработка, ежедневный разговор с дочкой. Жизнь как-то шла.

…Женя сорвала лепестки розы и пустила их по воде. Стояла и смотрела, как они плывут. Не заклинала, и не молила о любви, просто смотрела, как это красиво. Лепестки плывут в своей колее. К своим берегам. И Женя вдруг так четко, так ясно, так до боли почувствовала, как хочет найти свой берег. Давно уже запретила себе об этом думать, ждать, надеяться, верить. Давно забыла, что она женщина. Жила, как умела. А все-таки, все-таки …. нехорошо человеку одному.

Пошел дождь. Ее босоножки шлепали, и брызги луж попадали под пятки. Стало скользко, противно. Она запрыгнула в автобус. И прошлепала на пустое место. Было уже поздно, это последний рейс, она ехала совсем одна.
Радости дня закончились. Поскорей бы просто уснуть.

Водитель Толик внимательно смотрел на Женю в зеркало. Она была какая-то неловкая, странная, грустная. Толик смотрел на нее и не мог понять. Вроде бы совсем чужая женщина, не очень красивая, но при этом ему очень хотелось, чтобы она повеселела, и чтобы ехала с ним как можно дольше. Желательно до конечной. Потому что когда она зашла в автобус, ему стало спокойно. Так становится спокойно, когда ты понимаешь, что все, наконец, вернулись домой.

Женя встала, поправила ремешок босоножек, подошла к выходу. Толик видел в зеркало, как она держится за поручень, как вглядывается в темноту, как будто ищет свой дом. Как будто ей нужно хотя бы просто его увидеть, чтобы ей сразу стало легче. Толик видел.
Он притормозил на остановке…но через секунду поехал дальше, не открыв дверь. Женя растерянно оглянулась, подбежала к Толику: «Эй, вы чего это?? Это моя остановка! Что вы делаете? Выпустите меня!»

Толик остановил автобус, повернулся к Жене и посмотрел ей прямо в глаза. Женя тут же перестала кричать. Ей почему-то захотелось плакать. Как плачешь, когда вдруг находишь любимую, но давно потерянную вещь. Или когда тебе делают внезапное незаслуженное добро. Или когда ты приходишь домой и видишь, что твоя дочь выздоровела, она тихо играет, как раньше, и ваш недельный кошмар позади. Это такие слезы, когда ты одновременно испытываешь удивление, облегчение и радость. Это: «Ну надо же! Ты все-таки меня нашел».
Женя отвернулась, чтобы не выглядеть глупо.

А Толик пошарил возле сиденья, достал большой термос, контейнер с бутербродами и сказал. «Не волнуйтесь, я отвезу вас домой. Только давайте сначала поедим». Женя смахнула слезу, и кивнула.

Конец.