Расправить крылья

Опубликовано vasilissa - вт, 11.12.2018 - 20:37

 

– Извините, у вас есть ластик? – спросила Лена у парня, сидящего за первой партой.
Парень оторвал внимательный взгляд от своего рисунка, широко улыбнулся, протянул Лене ластик и сказал: «Держите. Дарю. Хороший, из Италии привез».

Лена улыбнулась одним уголком губ, сжала ластик в руке и вернулась на свое место.

Она записалась на курсы рисования. Настояла мама. В школе говорили, что у Лены были неплохие способности. А еще к математике. Лена закончила школу и отучилась на финансиста.

Затем жизнь покатилась угрюмым колесом. Дом, работа. Ни особых увлечений, ни близких друзей. Каждый день Лена думала о том, что сейчас все плохо, а будет еще хуже. И вечерами садилась в кресло с толстой книгой в руках. Она хотела поскорее закончить этот день, а вслед за ним и всю жизнь. Топила тоску в заженных свечах, дневниках, в глухом ночном небе и медленных снах.

Мама стала волноваться и уговорила Лену посещать занятия. В конце концов арт-терапия лечит даже депрессии. Лена забудет свою тоску.

На следующее занятие по рисованию Лена забыла мягкий карандаш, затем точилку. Парень за первой партой только улыбался. И в этот момент она падала вниз.

Они стали дружить. Гулять после курсов, ходить в кино, много спорить. Он повторял Лене, что все хорошо, и будет еще лучше. Как же она не может понять?

А ей хотелось побыть в его радости. Через него подобраться к ее источнику. Как если пойти по течению реки, и выйти к морю, в которое она непременно впадет.

Прошло полгода, он сказал люблю. Лена сказала: «И я». И добавила, улыбаясь: «Все хорошо, а будет только лучше».

А потом он пропал. Перестал звонить. Сначала она держалась, горделиво молчала, а через две недели позвонила сама. Спросила, что происходит. Он ответил, не знаю. Ему надо учиться, у него новая работа. Он не уверен, что все это потянет.
«Что, это?»

«Еще одну жизнь рядом».

Она положила трубку.


Орлица, когда собирается вить гнездо, летит высоко-высоко в небо, а потом складывает крылья и камнем падает вниз. А орел, который ее выбрал, должен подлететь под нее и расправить крылья.


Значит он не смог подставить свои крылья. Не готов или просто было лень лететь. Или вообще ему было не до гнезда.

Лена подумала, что была права. Все было плохо, а стало еще хуже.

Два ее года прошли в спячке. Радость, к которой она нечаянно прикоснулась, участником которой стала, ушла. Она пыталась хотя бы вспомнить себя рядом с ним. Свое желание жить. И не могла. Она бросила курсы.
И ее вечера снова наполнились молчанием и холодной тоской.

Через два года она с семьей уехала на море. Море и время всегда утешают боль. Море было источником, оно отдавало. И Лена жадно собирала его капли, напитанные луной, чужими историями и солью. Лена становилась живой.

В этот день она шла на выставку бабочек, а навстречу ей шел он. Он приехал с другом, у него оставалась неделя отпуска. Он был очень рад, ужасно рад ее видеть. Смотрел на нее, не отрываясь, на ее загорелые плечи, веснушки, и темные, горячие от солнца волосы.

Пригласил вечером в кафе. Лена решила, что нет. Второго раза она не выдержит. Она его опередит, ему отомстит. Она дала себе, им, эту неделю на море. Решила показать, как все могло бы быть. Пусть он влюбится в нее снова. Она же видела, как он смотрит. А перед отъездом она его бросит. Отдаст ему свою боль.

Прошла неделя, и еще 40 лет.

На день их свадьбы в большом доме в сосновом лесу собрались их дети, внуки и друзья. А они ушли к морю. Он обнимал ее сзади, они смотрели в небо и молились вслух.

Она говорила ему спасибо. Что нашел ее снова, что спас. Иначе она бы погибла, не нашла путь.  

«Нет, – сказал он, – ты носила спасение внутри, только не видела его. А я увидел. И показал тебе».


Она давно его простила, еще тогда на море. Но он в сотый, в тысячный раз сказал ей прости.

...Орлица, когда собирается вить гнездо, летит высоко-высоко в небо, а потом складывает крылья и камнем падает вниз. А орел, который ее выбрал, должен подлететь под нее и расправить крылья.

И ее спасти.



По мотивам истории семьи Юревич