На маленьком вокзале

Опубликовано vasilissa - вт, 06.11.2018 - 23:07

Вера присела на лавочку у вокзала. Мелкий дождь как будто застыл в воздухе. Не шел, а висел под светом фонарей.
К ней тут же подбежала вокзальная кошка. Запрыгнула на лавочку, потерлась о Верину сумку. Учуяла бутерброды, которые Вера взяла
c собой в дорогу.
Кошка была рыжей и худой, и Вере сразу стало ее жаль.

В этот вечер на вокзале особенно остро чувствовалось одиночество. Тотальная недолюбленность. Пропасть в душах людей, на которую не хватит никакого тепла. Вера душевно это осязала. В полупустом зале ожидания с металлическими стульями. В звуках катящихся колесиков чемодана людей, которых никто не провожал. В равнодушном голосе диктора. Протиснуться бы в чужой мир, раздвинуть металлические двери, и на миллиметр подкрутить ручку, чтобы его реальность качнулась в другую сторону.

Вера достала из сумки бутерброд и отдала его кошке. Та, ошалелая от неожиданного подарка, стала глотать куски колбасы и хлеба быстро, яростно, не жуя.  
Через минуту забралась Вере на колени.

До поезда оставалось пятнадцать минут. Кошка уютно свернулась клубком в Верином пальто. Вера уедет и ей снова придется бродить по перрону и вынюхивать, и греться в оставшихся худых кучках опавших листьев. Но сейчас, сейчас она как будто нашла дом и теплые руки.

Вера работала в библиотеке. Неделю назад в их комнату ворвалась начальница, объявила о том, что в Ялте состоится форум русистов. Нужно выбрать представителя, это большая честь для их библиотеки, считай, что им повезло. Катерина Васильевна, старший библиотекарь, переспросила: «Форум кого, баптистов?»
«Русистов, людей, влюбленных в русскую культуру»,
уточнила начальница.
«В программе экскурсия и встречи с представителями русистов разных стран».
В кабинете все приободрились.
«Желающего нужно определить сегодня до конца рабочего дня. Ну ладно, завтра. Ехать нужно за свой счет. И приготовить маленький доклад»,
добавила директор.

Катерина Васильевна сразу сникла, устало протерла очки, сказала, что, к сожалению, она не может. У нее отец в больнице, за ним нужен уход. Валентина Петровна сказала, что у нее ревматизм. Нет-нет, морской воздух помогает только летом. Поздняя осень у моря вызывает обострение, особый климат, так говорят врачи. И вообще пусть едут молодые, Верка вот. Развеется хоть.

Вера оторвалась от книги, которую читала. Тут же возразила, что у нее тоже между прочим планы, и вообще у нее деньги отложены на новую кухню. Море она планировала в следующем году, и уж никак не в ноябре.

Катерина Васильевна достала пачку печенья из тумбочки, положила пакетик чая в чашку и пошла включать чайник, с таким видом, что вопрос решен.

«И вообще Вера, может хоть там мужика найдешь»,
невзначай бросила она. Не в нашей же дыре принца ждать».

«А я и не жду»,
сказала Вера и уткнулась в книгу.

«Вера, завтра я надеюсь на ваш положительный ответ»,
сказала начальница и убежала.

Вечером Вера пришла домой. Сняла очки, распустила волосы, сделала себе мятный чай. Включила гирлянду и забралась ногами в кресло. В ноябре она всегда вешала гирлянду на окно. Как протест серому воздуху, ветру и темноте. На самом деле она ждала. Ждала того самого. Щелчка внутри, радости встречи, когда не будет сомнений, когда все будет ясно и понятно. Что вот он. И он, наконец, ее нашел. Все эти годы она ждала не зря.
И станут они, как и заповедано первым людям, одной плотью.

Ей позвонила мама, с чередой вопросов, как дела, как работа. Вера устало ответила: «Нормально, мама, все хорошо». Упомянула о Ялте. Мама вдруг охнула. Сказала, что там, в Ялте, похоронен ее дед. Верин, между прочим, прадед. Вера удивилась, мама никогда о нем не рассказывала. «Мы были в ссоре. Так и не успели помириться. А он уважаемый человек был, моряк. Надо ехать, Вера. Это он, наверное, зовет, чтоб навестили его, за него помолились. Одиноко ему там. Страшно».

Вера заметила, что страшно только нам, здесь, странствующим на земле. А ему там, покойно, хорошо.

Мама добавила, что это знак от него, и пропускать его грешно. А деньги – суетное, с кухней она поможет. Вера посмеивалась над мамой, которой было все равно, в кого верить. В знаки, в приметы, в барабашку, в Христа. Перед дорогой она и крестилась, и обязательно садилась на стул. Всерьез считая, что так правильно, так надежней.

Вера положила трубку.

***


Пришел поезд. Вера зашла в купе. С ней поздоровалась соседка, попросила помочь снять с верхней полки матрас. Проводник принес чай. Попутчица достала из сумки домашний, еще теплый пирог, угостила Веру. Познакомились. Женщину звали Валентина. Она ехала в Ялту на встречу с мастером. Так она сказала. И добавила, что встреча с мастером изменила ее жизнь.
У Валентины пятеро детей, всю жизнь она проработала в городе технологом. А потом ее муж стал пить. Жить с ним стало невыносимо. Она решила уйти из дома. А куда? Квартира его. Узнала, что в деревне дают дом, если приходишь работать в колхоз. Пошла работать дояркой. Ну и что, что высшее образование, зато теперь у нее дом. А в семье мир и покой. Дети уже выросли. Валентина вышла на пенсию. Начала осваивать интернет. Там и познакомилась с женщиной, которая скинула ей видео мастера. Валентина стала заниматься духовными практиками. Перестала есть мясо. «Вот, Верочка, вы знаете, что деньги должны лежать в красивом кошельке? Иначе они обидятся и уйдут от вас? И вообще потоком денег, как и реальностью можно управлять».

Вера слушала внимательно. И думала о том, как нам всем хочется управлять реальностью, думать и богатеть, исполнять желания, занять место Бога. Очень страшно представить, что жизнь умнее и мудрее нас. Что иногда нужно отпустить штурвал.

Валентина говорила тихо и медленно, как будто раскручивала клубок своей жизни. И сама с удивлением считала узелки на нитке, замечала вставки других цветов, вспоминала, как нить запутывалась и хотелось от отчаянья зашвырнуть клубок подальше.
И в конце жизни лежат эти клубочки у каждого из нас в руках, ровно смотанные, приглаженные, аккуратные. Разматывай и смотри.

***
На перроне Валентина догнала Веру, хоть попрощались они еще в вагоне.


«Мне нужно вам кое-что передать», – сказала Валентина. И Вера решила, что сейчас она скажет ей свой адрес, чтобы писать друг другу письма, или чего доброго предложит поехать к мастеру.

«Пока вы спали, я просканировала ваше тонкое поле», – Валентина волновалась и говорила быстро.

Вера чуть не засмеялась в слух. Без спроса, и в ее тонкое поле.

Валентина продолжала: «Вы очень добрая Вера, и за это получили дары».
«Господи, помилуй», – подумала Вера.
«Первый дар – это женственность…розы, второй – кейс с деньгами, и третий – в вашу жизнь скоро придет мужчина. Благородный».

Вера перестала смеяться. Спросила вдруг: «Как я его узнаю?»
Валентина задумалась и ответила: «Колокольный звон».

Вера подумала, вот ведьма, знает куда бить. Денег не дам, пусть так и знает.

Но Валентина не стала просить денег, пожелала Вере добра и ушла.
А Вера тряхнула головой и покатила чемодан к стоянке такси.

***
Форум оказался ужасно скучным. Череда встреч с официальными представителями и главой администрации. Вера подготовила доклад на тему «Литература как способ познать и осмыслить себя». Но официальные представители опаздывали, беседы затянулись, все хотели обедать и доклад Веры выслушать не успели.
На обед их пригласили в школьную столовую. К Вере подсел седовласый мужчина. Представился Константином. Предложил поухаживать, налил Вере компот, угостил молочным коржиком.
Спросил: «Вы, наверное, пишите стихи?» Вера ответила, что нет, она стихи только читает.
«Зря, у вас бы получилось. У вас взгляд художника, пронзительный, внимательный, как будто вы постоянно считываете реальность, вникаете в ее суть. Это самое главное в стихах. Рифмы – дело практики».

Вера удивленно посмотрела на мужчину, спросила: «А вы сами пишите?»
«Немного, я могу вам почитать что-нибудь, если вы составите мне компанию во время прогулки по городу… Давайте улизнем от экскурсий! С городом нужно знакомиться один на один, или в компании интересного мужчины».
На правой руке интересного мужчины Вера заметила кольцо. Вера сказала, что и сама собиралась улизнуть, но у нее есть планы, важное дело.

 

«И, кстати, вы не знаете, как проехать к старому городскому кладбищу?» – спросила она.

***
После долгих поисков Вера нашла могилу прадеда. За ней кто-то ухаживал, она не была забыта. Вера внимательно всмотрелась в портрет на памятнике. Найти бы хоть одну черту в лице прадеда, след родства, к которому можно прицепиться, как к последнему вагону поезда. Накинуть свою жизнь и историю на этот крючок, чтобы быть продолжением, новым витком, потомком.

Вера много читала и привыкла жить и мыслить образами, они возникали в ее голове спонтанно и сами собой. Константин на удивление верно считал ее. Она писала в своей голове. Точнее замечала вспышки фраз, обрывков, слов, всплывающих из темноты подсознания. Записывать их Вере никогда не приходило в голову. Она считала это профессиональным побочным эффектом. За свою тридцатилетнюю жизнь она прочла столько книг, что предложение писать что-то самой вызвало недоумение. На любую тему художники уже высказались точнее и лучше, чем могла бы сказать она.

Вера положила цветы на могилу, к ним записку, которую передала мама в виде листа, сложенного треугольником. Вера ее не читала, наверное, записка с прощением и прощанием. А это разговор только двоих.
Она еще немного постояла. Подул ветер, и Вера снова ощутила ту вокзальную холодность, поежилась, подняла воротник пальто и быстро пошла прочь.

Через несколько шагов она наткнулась на мужчину, который убирал листья с дорожки кладбища. Он поздоровался с Верой, заметил, что раньше ее тут не видел. Вера сказала, что живет далеко, в другой стране, только сейчас смогла вырваться. Мужчина понимающе кивнул. Сказал, что по мере сил ухаживает за могилами, которые никто не посещает. Вера поблагодарила, а мужчина показал рукой на храм за кладбищем. Говорит: «Cходите, поставьте свечку за него, помолитесь». Вера вежливо кивнула. Она замерзла, и хотела поскорее попасть в гостиницу и принять горячий душ. Сегодня еще надо успеть к морю. А завтра рано утром отъезд.

Она уже вышла за калитку кладбища и свернула на дорожку к автобусной остановке, как услышала колокольный звон в храме. Наверное, начало службы. Вера остановилась. Колокола как будто звали ее, так она почувствовала. И решила все-таки зайти.

Двери храма были открыты. Вера увидела, что в храме не служба, а крещение ребенка. Она деликатно отступила назад.
– Здравствуйте!
Вера обернулась, рядом с ней стоял высокий мужчина в костюме и дружелюбно ей улыбался.
– Здравствуйте!
– Там крещение…
– Ага, я поняла..
– А вы откуда, девушка?
– Из Саранска.
– В Саранске живут такие красивые девушки?
Вера поморщилась, какое банальное замечание, отошла в сторону. Возле храма цвели розы, Вера задумчиво рассматривала красные кусты. Удивительно, что они цветут в ноябре.  

– Девушка из Саранска, а вы замужем? Или свободны? – мужчина догнал Веру.

Вера посмотрела на него осудительно. Подумала: «Ну как можно так липнуть, мужчина. Да еще в святом месте».

Вера вздохнула и, ничего не ответив, быстро пошла по дорожке.

На остановке прочла расписание. Автобус вот-вот должен прийти. Вера обрадовалась, что успела, следующего нужно было бы ждать целый час. Вера зашла в киоск, купила шоколадку и чай в пластиковом стаканчике. Присела за столик. И вдруг подумала.

А что если это был он? А что если она проглядела, не дала ему никакого шанса? Красивый же мужик, ну чего она так быстро его отшила? И тем более подошел в святом месте!

И вдруг она вспомнила Валентину. Что она говорила? Колокольный звон…
Через окно Вера увидела подходящий автобус. Вера глотнула чай, выскочила из киоска. И быстро пошла в сторону храма.
Вера загадала, если это он, то он будет ждать ее у того самого храма и роз. Если это судьба, он не может уйти. А она сейчас вернется туда. Она успеет.

Ее сердце стучало. По дороге Вера думала, как подойдет к нему, что ему скажет. Нужно бросить что-то непринужденное, остроумное. Да, обязательно остроумное. А дальше все сложится само.

Но возле храма никого не было. Вера зашла внутрь. Купила свечу и поставила ее у иконы. Затем вышла, обошла храм. Подошла к розам, сорвала лепесток, положила его в сумочку. Постояла еще немного у входа, всматриваясь в дорожку, как будто пытаясь нащупать его следы. Уехал. Значит это не он, решила она. Странная тетка из поезда ошиблась. Наболтала ерунды, а Вера поверила. Надо выбросить предсказание из головы.


Вера вернулась на остановку. Долго ждала автобус. Решила не возвращаться в гостиницу, а сразу пойти на побережье. В магазине купила кефир и булочку. Достала из сумки шапку.
Написала подруге сообщение. Спросила, верит ли она в судьбу. «Конечно, –ответила подруга. – Колю я встретила, только благодаря судьбе».
«А можно тогда ее не рассмотреть? Дает ли судьба второй шанс?»
«Если это судьба, значит ты его еще встретишь. Да, вот хоть прямо сейчас».

– Девушка!
Сердце Веры усиленно застучало, она обернулась и увидела Константина.. Вера разочарованно выдохнула.
– А я знал, что вы сюда придете, я вас ждал. Вы же художник, у художников особенная связь с морем. Знаете, у меня есть одеяло, вино, и сыр, присоединяйтесь.
– А у меня кефир и половина булочки.
– Годится. Вы решили свои дела?
– Да.
– Вы не думайте, я не буду к вам приставать. Я семьянин вообще-то. Просто вы мне напомнили мою первую любовь. У нее были такие же серые большие глаза.

– И она писала стихи?
– Нет, водила такси.
– Как интересно. И почему вы расстались?
– Она сказала, что любовь угасла. Вскоре вышла замуж, надеюсь, счастливо…

Константин потянулся к портфелю.

– У меня для вас подарок, я гулял по городу и увидел этот блокнот, вдруг вы напишите в нем свое первое стихотворение.

Вера взяла блокнот, на его обложке были нарисованы розы. Вера пошатнулась. Слишком много совпадений, рифм, загадок, надежд, разочарований было в этом дне. Даст ли ей кто-то ответ, что все это значит. Или никакого ответа нет. И все события просто случились, без смысла и участия судьбы.

Они уселись с Константином на берегу моря. Он читал ей свои стихи. Вера подоткнула под себя колени, ей было тепло и благодарно. И в сердце замерла тишина.

***

Вера вернулась в родной город рано утром. На работе ей дали выходной. В почтовом ящике обнаружила счета, квитанции и штраф за переход дороги в неположенном месте. «Да уж, целый кейс с деньгами», – усмехнулась она.
 

Вера распаковала чемодан. Достала из сумочки лепесток розы. Повертела его в руках. Мягкий, нежный, хрупкий.

За окном было еще темно. Вера переоделась в пижаму, но спать ей не хотелось. Она включила гирлянду и взяла в руки подарочный блокнот. Открыла его, провела рукой по белой бумаге. Как будто нащупывала спрятанные слова в ее текстуре. Закрыла глаза. Странная Валентина в поезде, кошка, Константин, колокольный звон…
Прошедшие дни искали полочки в памяти Веры, укладывались, примагничивались друг к другу, вплетались в нить ее клубка. Вера открыла глаза, взяла ручку и написала…
….На маленьком вокзале живет худая кошка,
   на маленьком вокзале горят твои следы,
  когда меня ты встретишь,
  я верю, будет осень,
 тогда услышу тихое,
«Я знаю, это ты».