Где живет душа

Опубликовано vasilissa - пн, 16.01.2017 - 22:28

Я люблю ходить в кино одна. Особенно люблю ходить одна на хорошее кино. Потому что тогда, выходя из кинотеатра, можно сколько угодно ничего не говорить. Не отвечать на вопрос «Ну как?»

После хорошего кино мне совсем не хочется говорить. Это очень особенный момент, первые минуты после титров. Интимный и нежный. Два мира расстаются друг с другом, расклеиваются, отделяются. Вымышленный и мой собственный, которые все это время были в объятиях друг друга. Мне нравится это прощание. Это последнее касание, которое проходит через меня, чувство тепла, рельефа кончиков пальцев последнего рукопожатия. Реальный мир в этот момент еще не четкий, шатающийся, размытый. Я как будто выныриваю в него из глубины. Очень бережно. Так аккуратно и плавно, чтобы капли стекали с моего тела ручьями чувств, возвращаясь в бездонный океан. Я не люблю торопить реальность, мне нравится позволять ей возвращаться постепенно, в своем ритме.

Всегда медленно иду по дороге от кинотеатра, подслушиваю других зрителей. Как они нарушают эту священную тишину, как говорят слова. Хорошие слова, дрожащие слова, чистые слова. Это значит, что кино их немножко поменяло, подлечило, подчистило. Выровняло что-то внутри, нашло центр. Я считаю так должно быть. Так правильно.

После хорошего кино человек должен вспоминать, что у него есть душа. Потому что она в этот момент пульсирует. Бьется между ребер, жжет, становится больше тела. Мне кажется в этом и есть смысл. Позволить человеку поддаться этой игре, этому вымыслу, позволить чувствовать. Напомнить человеку, что он это умеет. Что это его священный дар. Плакать или смеяться, когда человеку хочется плакать или смеяться. И что у него есть право одинаково сильно хотеть и того и другого.

Я однажды была на спектакле. Сидела в первых рядах, и мне было ужасно не интересно. У меня так бывает. Когда вроде бы и артисты заслуженные, и пьеса – классика, и ждала я спектакль давно. А вот сижу в кресле и жду окончания. Смотрю по сторонам, зеваю, думаю о продуктах к ужину. У меня ничего не включается, не отзывается. Другие зрители замирают, плачут даже иногда. А мне хоть бы что.

А в конце все встали со своих мест и стали кричать браво. И я, конечно, тоже встала и аплодировала. И смотрела в глаза актеров, которые держались за руки и кланялись. Я ведь в первых рядах сидела, и глаза актеров были в этот момент от меня очень близко. И тогда я поняла, для чего пришла на этот спектакль, для чего терпела свою скуку.

В этот момент я увидела в их глазах океан. Их глаза блестели. Потому что актеры понимали, что зрители сейчас другие, не такие, как прежде. Искреннее, светлее, добрее. Может быть завтра все пойдут на работу, в автобусе наорут на незнакомца, в пробке обзовут другого водителя, в спешке толкнут кого-то. Но именно сейчас они другие. И душевный свет всех зрителей собрался в яркие точечки в глазах актеров. И теперь в их глазах сияющий дождь благодарности и ясности жизни. В их глазах огромное чувство смысла своего дела.

Напоминать людям о душе, помогать им находить место, где она живет.

Чтобы они хотя бы ближайшие пару часов точно знали, как нужно жить, как жить правильно. Сердцем.