Когда так холодно

Опубликовано vasilissa - сб, 22.10.2016 - 20:00


Я себе однажды так придумала. Если проснуться рано утром, выглянуть в окно и увидеть, что в доме напротив еще нет ни одного огня, то можно загадать любое желание, и оно очень быстро исполнится. Потому что всё вокруг спит и молчит, вообще все. И твои желания очень хорошо слышно. Нет помех. Не накладывается чужой тембр. Только твой. Как будто у тебя талончик на самый ранний прием, как будто ты первый в очереди.

Поэтому даже когда вот так холодно, рано вставать мне совсем не лень.

***

Когда вот так холодно хочется побыстрее куда-нибудь добежать. До автобуса, или дома, хочется запрыгнуть в любую дверь. Не останавливаться ни на секунду, ни на что не отвлекаться.

Магазин цветов со стороны улицы украшает композиция. В ней вереск, хризантемы, плетения, и большая корзина, полная яблок. Смешной мужчина шагает мимо магазина быстрым шагом, прижимает к себе кожаный портфель. А возле корзины неожиданно остановился. Подошел поближе, пригляделся внимательнее. А яблоки в ней такие наливные, такие красивые, что кажется ненастоящие, как будто таких наливных в природе не бывает, как будто такие бывают только на картинках. Мужчина взял из корзины одно, понюхал. Говорит мне радостно:” Настоящие! Представляете?” Достал из кармана мобильный, снял перчатки, сделал пять снимков с разных сторон. Прижал к себе портфель поплотнее и поспешил дальше.

Несмотря на то, что так холодно.

***

В автобусе пара алкашей держат друг друга за руки. Держат крепким замком из синеватых пальцев. Она надела вязаную шапку с оранжевым ободком, и вязаный шарф в цвет шапки. Скрепила концы шарфа брошью. Сидела грустная. Он рядышком. Он достал из кармана мобильник и включил ей песню. Вслух. “Тем, кто ложится спать, спокойного сна” Виктора Цоя.

Очень приличная бабушка с красной помадой на губах возмущенно вытянула шею, потому что Виктор Цой из динамика мобильника нарушал спокойствие и порядок. Бабушка все тянула и тянула шею вверх, чтобы ее недовольство, наконец, заметили, и мне казалось, что ее шея сейчас выпрыгнет из воротника пальто. А шапка с оранжевым ободком прилегла на плече друга. Она закрыла глаза и тихонько постукивала в такт Цою коричневым ботинком на толстой подошве.

А потом оранжевая шапка вышла на остановке, а он остался и поехал дальше. И включил песню про барак, этап, и как холодными вечерами греет чифир. И кивал под эту песню, и жмурил глаза, и все понимал. Тут уже повела плечом другая бабушка. Она вжалась в стекло, чтобы быть подальше от этого безобразия, и плотно сжала губы. Так плотно, что они превратились в одну маленькую точку. Губы на ее лице совсем исчезли, только морщинки побежали веером к подбородку.

А я им эти громкие песни простила. Потому что они держались за руки. Крепко. И было видно, что им хорошо.

***

Чтобы дойти до остановки в этот ветер, я натянула шапку, одела капюшон и замоталась шарфом. Я прикрываю лицо рукой, потому что уже простыла и еще больше не хочу. А мне навстречу идет большой чужой мужчина и говорит озабоченно: “Заболела что ли?” Чуть-чуть,”- мычу я в перчатку. Чужой мужчина зацокал, замотал головой: “Ну как же ты так? Как же так?”

***

Когда так холодно, чтобы чувствовать счастье достаточно знать, что тебя ждет дом, с горячими батареями. Когда так холодно особенно важно держать друг друга за руки, загадывать желания и кутаться в одеяла, чтобы пить чай.