Стеклышко

Опубликовано vasilissa - пт, 05.08.2016 - 13:36

Вот, например, стоит дерево. Размахивает своими ветками, шелестит листочками. Стоит красиво и важно. А люди ходят мимо него каждый день на работу и обратно, спешат, поднимают воротники от ветра. На ходу проверяют почту в телефоне, несут тяжелые сумки. 

А потом один человек берет это дерево и рисует. И несет свой рисунок в галерею. Люди приходят на выставку красиво одетые, уже без тяжелых сумок и телефонов, смотрят на это дерево и думают, ну какая же красота! Ну красота же! Теснятся друг к другу, поправляют очки, шепчут друг другу восхищения. А на улице мимо этого дерева шли угрюмыми и деловыми. Как будто радоваться и восхищаться можно только в специально отведенных для этого местах, в специально отведенное для этого время.

А один человек просто однажды возле этого дерева остановился, посмотрел на него чуть внимательнее, или скорее всего сел на лавочку рядом. Была осень, и дерево еще не до конца определилось, какой цвет ему идет больше. Поэтому на всякий случай нарядилось слегка эпатажно, и в золотое, и в зеленое, и в красное. Дерево стоит и хвастается этими цветами разными, бросается в людей своими листьями, хочет рассмешить своими проделками соседский дуб. Ведь нельзя же быть таким скучным в солнечный день. В самом-то деле.

И вот один человек это все рисует. Одно мгновение. Которое вот сейчас. У него как будто внутри есть специальное стеклышко. Он через него на это дерево смотрит, на целый мир смотрит. А потом в галерее как будто людям свое стеклышко одалживает. Дает через него на мир взглянуть. Ему совсем не жалко этим стеклышком делиться. Хоть оно хрупкое и нежное. И люди через стеклышко смотрят и удивляются, какой оказывается мир может быть. Пожимают плечами. Мол, странно, что мы раньше этого не замечали. И обещают в следующий раз быть к миру повнимательней.

На картине, в траве один человек нарисовал небрежно брошенный детский вязаный свитер, с большими деревянными пуговицами. И сразу стало понятно, что на толстых ветках дерева сидит мальчик. Его на картине не видно даже, только свитер на помятой траве. Но картина все это рассказывает. Она рассказывает свою историю, один человек ее очень четко увидел. 

Свитер мальчику связала бабушка своими морщинистыми руками, она подзывала внука к себе, прикладывала свитер к его худой спине, чтобы не прогадать с размером, а мальчик мерить свитер совсем не хотел, а хотел бежать на улицу. Он вертелся под бабушкиными руками, а она на него шикала. Но сегодня свитер готов, и бабушка заставила мальчика его надеть, потому что осенью погода очень переменчивая. А мальчик бросил свитер в траву возле дерева, чтобы не вымазать его об шершавый ствол, чтобы не рассердить бабушку. Мальчик сидит на дереве и болтает ногами в разные стороны, жует яблоко и читает книжку про чужие страны, корабли и пиратов. Он, когда вырастет, тоже станет капитаном корабля, обязательно. 

И это по картине тоже сразу понятно. 

…В художественной галерее Берлина я долго смотрела на одну картину. Там священник в своей келье играл на скрипке перед распятьем. В келье было темно, но из нее струился свет. И пухлые ангелочки с кучерявыми волосами заглядывали в эту келью через окна и чердак. Замирали так и слушали.

Может, поэтому существует искусство, поэтому людям хочется творить и создавать, поэтому нас такими придумали? Когда там на небе пухлые ангелочки капризничают и не могут уснуть, им читают наши книжки или поют наши песни. Или когда они не хотят есть, им показывают наши картины или фотографии. Они сразу от удивления открывают рот, и в этот открытый рот им в ту же секунду суют ложку каши. 

Для меня единственным мерилом подлинности искусства являются мои ощущения. Мне плевать на структуру, композицию, на выдержанность пропорций, сочетание цветов. Мне плевать, что это не толстый том классической литературы, а всего лишь история из живого журнала. Для меня важно лишь то, что какие чувства вызывает внутри меня это произведение. Хочется ли мне замереть и не шелохнуться. Щекочут ли меня мурашки от звуков, слов. Что остается внутри меня, после увиденного или услышанного, вдохновение или, может, грусть. Думаю ли я. Меняюсь ли, задаю вопросы, или нахожу ответы. 

Сотни людей могут сказать, что вот эта картина шедевр, а я прохожу мимо и не хочу остановиться. Сотни людей могут сказать, что эта картина – просто мазня, а у меня при взгляде на нее каменеют ноги, не дают мне сдвинуться с места. 

И это не значит, что я особенная какая-то. Это значит, что каждый из нас особенный. И у другого человека все может быть наоборот. И замирать он будет совсем от другого.

И стеклышко, через которое мы смотрим на мир тоже у всех разное.

У каждого своего цвета это стеклышко.